Как стать государевой невестой

Как стать государевой невестой

екатерина долгорукова

Отрывок из романа «Недетские игры»

В октябре темнеет рано.

На, посветишь государю в спальне, — Иван сунул Екатерине шандал. – Держи, ну!

Он придвинул свечи почти к самому её лицу, так что выбившиеся из прически светлые волоски вокруг высокого лба закрутились колечками. Но Екатерина не отшатнулась и не протянула руки за шандалом.

Сам посветишь, — зло сказала она. — Это твое дело – сапоги с него стаскивать!

Брат и сестра стояли в сенях у лестницы, ведущей в верхние покои. Грозно подняв руку с шандалом, словно хотел ударить, Иван надвинулся всем корпусом на Екатерину, но та храбро смотрела на него снизу вверх, выпрямившись и вскинув подбородок; её прозрачные голубые глаза блестели холодными льдинками.

Умаялся, батюшка наш! – послышался из-за двери трапезной слащавый голос Алексея Григорьевича: он всегда напускал на себя приторно-сладкий вид при разговоре с Петром. – Знамо дело: с утра в седле! Ну уж и знатная охота была! Какого волчищу матёрого затравили, а? Вот это по-царски!

В ответ раздалось невнятное бормотание.

Иван, отступивший назад и прислушивавшийся к этому разговору, вновь повернулся к сестре и совсем другим, деловитым голосом сказал:

Сегодня надо дело сладить; завтра в Москву возвращаемся, там уж такой оказии не будет. Так что не зыркай глазищами-то, гляди поумильнее.

За дверью задвигали стульями, и голос Алексея Григорьевича сладко произнес:

Вот и верно, и в постельку, и баиньки…

Иван снова протянул Екатерине шандал. Она усмехнулась:

Может, мне ему ещё колыбельную спеть?

И споёшь, и спляшешь, коли надо будет.

Иван уже не угрожал. Он был спокоен и уверен.

П-пусти меня! Я сам пойду! – прозвучал нетвёрдый юношеский басок, срывающийся на высокие ноты, почти у самой двери.

По лицу Екатерины словно провели невидимой рукой, стерев с него надменное выражение. Её расширившиеся глаза заволокло влажным страхом.

Ваня, Ваня, я не могу! — быстро зашептала она. — Ему ведь Елена больше нравится, а я… я…

Дверь распахнулась, и на пороге появился Петр II, угодливо поддерживаемый под локоть Алексеем Григорьевичем. Ему было четырнадцать лет, но выглядел он на восемнадцать: высокий, с крепкой, хорошо развитой фигурой. Его слегка удлинённое лицо с высоким лбом, большими синими глазами под бровями вразлет, тонким носом, красиво очерченными губами и чуть раздвоенным подбородком было не лишено приятности и некой женственной прелести; его щек еще не касалась бритва, только на верхней губе в уголках пробивался темный пушок. Но сейчас он был пьян; белки глаз покрылись красными прожилками, взгляд остекленел, отяжелевшая голова свешивалась вниз, заставляя смотреть исподлобья.

Иван поклонился и одновременно подал шандал Екатерине. Та присела в реверансе, взяла шандал и стала медленно подниматься по лестнице, чересчур высоко подняв подол юбки, чтобы были видны её маленькие изящные ножки, и покачивая бедрами. Петр шёл сзади, стуча сапогами и тяжело сопя. Алексей Григорьевич остался внизу, знáком велев Ивану идти следом и присмотреть за этой парой.

В спальне Екатерина поставила подсвечник на столик в изголовье кровати, бросила взгляд на тёмную икону в тяжёлом, тускло отсвечивающем золотом окладе, откинула занавесь и, наклонившись, принялась взбивать подушки. Она знала, что сейчас произойдёт, но всё-таки вскрикнула, когда её сзади обхватили грубые руки и повалили на постель…

Иван какое-то время смотрел в щёлку, затем удовлетворенно кивнул и осторожно прикрыл дубовую дверь. Но не ушёл, остался караулить. Четверть часа спустя дверь открылась. Бледная Екатерина со сбившейся набок причёской вышла, взглянула на брата, прислонилась к стене и тихо сползла по ней вниз. Иван схватил её в охапку и отнёс в её комнату, а сам вернулся назад: нужно было в самом деле стянуть сапоги с царя, который уже храпел, лёжа лицом вниз и некрасиво распялив рот. Полусонная девка раздела барышню. Облачившись в ночную сорочку, Екатерина легла в постель, свернувшись калачиком на пуховой перине, чтобы замкнуть в себе боль. Ее мутило, во рту было противно, и всё это гнусно, мерзко и больно, Господи, как же больно…

1 Комментарий

  1. Юрий Поволоцкий:

    Настолько интересны фрагменты романа «Недетские игры», написанные сочным и ярким, образным языком, что уже не терпится прочитать всю книгу целиком!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *