Лев Толстой и Ленка

Ленка

Мы с Дэном играли в шахматы: я белыми, а он чёрными. Я очень надеялся выиграть, потому что когда ещё будет такой шанс, тем более что Дэн потерял ферзя. Ленка уже полчаса стучала в нашу дверь, которую мы припёрли стулом, и канючила, чтобы Дэн помог ей сделать уроки. Дэн отвлёкся, и вот тут-то я его ферзя и схряпал. После этого Дэн проорал Ленке через дверь, чтобы она пошла и сделала пока то, что полегче, сел и уставился на доску. У меня наклёвывался вариантик мата в два хода, но это только если он не прикроет короля конём.

— Ну, ходи, что ли, — сказал я.

— Погоди, дай подумать, — ответил Дэн. Он уже протянул руку к коню…

— Денис! – Ленка стучала ногой в дверь.

— Да что ж такое? – взвился Дэн. – Иди хоть чтение почитай!

— Я уже прочитала!

Дэн взял пешку, стоявшую рядом с конём, и двинул её вперёд на одну клетку. А мой слоник тут как тут – шах и мат! Дэн подскочил к двери, отбросил стул и распахнул дверь как раз в тот момент, когда Ленка задрала ногу.

— Чего там у тебя? Кончай хныкать! Говори толком!

— Сочине-е-е-ение.

— Какое сочинение? Каждое слово из тебя клещами вытаскивать?

Ленка сбегала к себе и вернулась с книжкой «Родная речь».

— Вот, — сказала она.

Я заглянул через плечо Дэна: Лев Толстой, «Рассказы для детей», «Косточка».

— Читала? – строго спросил её Дэн.

— Да.

— Ну и о чём там?

— Там мальчик съел сливу, папа его ругал, и он заплакал.

— Ну где, где тут написано, чтобы он его ругал? Читай ещё раз сначала!

Ленка с неохотой прочитала.

— Теперь понятно?

— Понятно.

— А про что сочинение-то? – спросил я.

— Почему все засмеялись, а Ваня заплакал.

— Ну и почему? – спросил её Дэн.

— Засмеялись, потому что он выбросил косточку за окошко, а заплакал, потому что обидно, когда над тобой смеются.

— О господи! – Дэн схватился за голову. – Рассказ – три строчки, и то ничего не поняла! Как же ты «Войну и мир» читать будешь?

Ленка хлюпала носом.

— Да прекрати реветь!

Ленка заревела.

— Слушай, давай я с ней разберусь, — предложил я.

Дэн пожал плечами и стал складывать фигуры в коробку.

— Так, что сделал Ваня? – начал я сначала.

— Съел сливу.

— Правильно. А ему разрешили?

— А зачем разрешать? Они же лежали на тарелке, — пожалуйста, угощайтесь!

Я заглянул в книгу — хм, действительно, нигде не написано, что слив брать нельзя.

— Ну хорошо, а почему он сказал, что не ел сливу?

— Все сказали «нет», и он тоже.

— Все-то сказали правду! – не выдержал Дэн.

— Ну вот и он сказал.

— Ну он же съел сливу! А сказал, что не ел! Значит, соврал!

— Ну и что?

— Как это что? Врать нехорошо! Вот если б ты взяла что-нибудь, а сказала, что не брала…

— А я взяла из игровой комнаты куклу поиграть, Роза Ивановна потом спрашивала, кто взял, а я ей сказала, что не знаю.

— У тебя что, кукол мало? – взорвался Дэн. – Куда ты дела эту дурацкую куклу?

— Поиграла, а потом положила Машке в портфель.

— Почему не на место-то?

Нижняя Ленкина губа поползла вниз и влево, и она принялась тереть руками глаза.

— Ну, опять! Теперь-то поняла, почему мальчик заплакал?

— Потому что его обижали.

— Тьфу ты! Да стыдно ему стало, понимаешь? Тебе что, никогда не бывает стыдно?

— Это им должно быть стыдно! Машка мне «Геймбой» не давала, а Антону давала! И никто ничего не даёт! Я прошу, а они не дают! Дразнятся, называют Занозой! На физкультуре Максим бросил мячом прямо мне в лицо, я заплакала, а мальчишки смеялись.

И тут Ленка разрыдалась горько и безутешно. Я подумал, что от неё теперь ничего не добьёшься, и пока Дэн её утешал, пошёл в её комнату, сел и написал ей сочинение о том, что тайное всегда становится явным, на воре шапка горит, и что лозунг нового поколения современной России – «Не врать и не воровать!»

Это сочинение отправили на городской конкурс. Ленка ходит гордая и сияет, как начищенный пятак.

1 Комментарий

  1. Сергей:

    Конец смешной

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *